?

Log in

Jan. 3rd, 2017

пикториальный поворот

Каникулы, ничего интересного нет, самое время грузить невинных людей:)

Вообще, у названия этого понятия (феномена?) нет приемлемого перевода на русский. Возможности объяснить его в двух словах, вопрочем, тоже.
Сам термин аппелирует к "linguistic turn" - "лингвистическому повороту". Но с "лингвистическим поворотом" в русскоязычном контексте как-то за давностью лет смирились, а вот "пикториальный"... кхе-кхе.

Де юре лингвистический поворот - это такой этап в развитии философии, когда в центре внимания оказался язык как самостоятельное явление, его функции, роль, влияние, и т.д.: от "сознание определяет бытие" перешли к "язык определяет бытие". Ну, хотя все и началось с философии, у нас тут все связано, так что очень быстро волна от сейсмических толчков пошла по смежным областям, случился лингвистический поворот в истории, искусствоведении, и где только не. В истории, например, лингвистический поворот можно связать с представлением о том, что, поскольку язык - это система знаков, так или иначе конструирующая представление ооб окружающей действительности, он может не столько образовывать связь между настоящим и прошлым, сколько порождать историческую реальность. Мысль, конечно, не нова, ну так и лингвистический поворот уж не нов, философы аж в 20-х годах приступили.  В искусствоведении, в свою очередь, были свои лингвистические обострения, связанные в основном с семиотической модой на понимание любого изображения как визуального текста, а где текст - там и язык. Много спецэффектов породило использование лигвистических инструментов анализа при работе с изображениями, и даже не все из них были отрицательными:)

Так вот, пикториальный поворот (pictorial turn) - это в каком-то смысле следующий этап. Точнее, один из следующих. Не наследующий лингвистическому повороту напрямую, конечно, и подразумевать эколюционную связь не стоит, но определенное кивание в сторону предшественника, конечно, имеется ввиду (вообще, после лингвистического "повороты" прямо таки зачастили, очень удобно оказалось использовать эту концепцию для описание взрывообразной смены методик, обусловленных накоплением материала и усталостью от изживших себя подходов к исследованиям). Ну и, конечно, пикториальный поворот - это не этап в развитии философии, когда все вокруг воспринимается как картинки:) Скорее это стадия развития граничащих с искусствознанием междисциплинарных исследований, на которой в область интереса стали включать вообще все визуальное, а не только "настоящее искусство", и применять сразу ко всему одни и те же методы. Точнее, искать методы, которые можно применять сразу ко всему, а значит - работающие независимо от субъективной эстетической ценности объекта.

До кучи в нашем ассортименте также представлен иконический и визуальный повороты (не поверите, но это разные термины) - iconic turn и visual turn соответственно, но, поскольку моей целью является лишить читателя воли к сопротивлению, а не воли к жизни, вопрос иконически-пикториальной дихотомии и их корреляции с визуальностью я поднимать не буду. Есть и есть, пускай:)

У пикториального поворота есть даже свой отец-основатель, великий и ужасный Уай Ти Джей Митчелл, который, собственно, и предложил этот термин. Митчелл исходил из уверенности в том, что изучать визуальное семиотическими и лингвистическими методами - подход не вполне удачный и даже, вероятно, совсем не удачный, потому что - удивительное дело - картинка это не текст, соответственно, визуальные феномены, визуальные практики и визуальный опыт не могут быть объяснены по модели текстуальности.

Мысль о том, что картинка  - не текст, кажется более чем очевидной, но, поверьте, в 99% случаев мы пытаемся анализировать увиденное (во всяком случае, то, что мы воспринимаем как "картинку") именно по модели текста, это чистой воды условный рефлекс, вдолбленный на уровне культуры.

Точнее, упс, те "мы", которые до 90-х годов рождения. Со второй половины 2000-х визуальность в своих собственных правах каааак рванула... так что теперь приходится, наоборот, тексты паковать в картинки (инфографики знаете? вот, это оно).

Вот и получилось, что, хотя идеи Митчелла для своего времени были революционными и у многих искусствоведов, особенно старой школы, от них случилась крапивница, на самом-то деле он очень метко подоспел к тому моменту, как реальность начала воплощать в жизнь самые смелые фантазии:) С другой стороны, с визуальностью не очень удобно работать, она не поддается прощупыванию, и доказательная база в этом вопросе неустойчивая, как желе. В современном контексте еще туда-сюда, а в исторической перспективе? Как смотрели и что видели в 18 веке? Как тексты или не как тексты? Не как тексты? А почему? Докажите! А в 16? А в 10, прстихоссподи? Кто нам это расскажет? Сочинители велиречивых словоречений? Или, быть может, теологи? Расскажут они, ждите. А даже если и расскажут, за простого итальянского мельника кто выскажется? Сыр и черви это отлично, конечно, а вот как он смотрел и что видел? Нас интересует восприятие визуального в среде итальянских мельников! В общем, с идеей о том, что картинка не текст, тоже не все гладко.

В 2005 Митчелл написал эссэ "Four Fundamental Concepts of Image Science", которое мне очень нравится, потому что бросает некоторую тень понимания на вопрос о том, чем занимаются visual studies, бурно пошедшие в рост на почве пикториального поворота. (Если бы вы заглянули в мое академическое cv, то с удивлением обнаружили бы там visual studies в числе трех основных областей моих научных интересов. Меня это тоже удивляет. Не меньше, чем факт наличия у меня академического cv и научных интересов.)

...если мой запал окончательно не западет, я это эссэ немного сюда поперевожу. Оно любопытное.

Dec. 19th, 2016

линейное поступательное развитие?

1517-1519 года: Лютер прибил свои тезисы к стенам собора, Карл V стал императором Священной Римской империи, Магеллан только-только отплыл, Кортес только-только высадился в Мексике...
...а где-то в Германии, в Майнце человек, о котором мы до сих пор почти ничего не знаем (еще и называем при этом, скорее всего, чужим именем) пишет такое:
такое надо смотреть в размере побольше, поэтому убираю под катCollapse )

Dec. 16th, 2016

еще одна красавица

(Это я не просто так, у меня план есть:)


Терракотовая фигурка женщины с младенцем
Кипр, 1450-1200 до н.э., Британский музей

Dec. 15th, 2016

не оторваться



Женская фигура
Западный Иран, 1350-800 до н.э.

Dec. 14th, 2016

простейший видимый объект

В продолжение рассказа о том, как я что-то поняла про минимализм.

выписки из Диди-ЮберманаCollapse )

Это скорее стартовая позиция, конечно. От намерения создать объект, который не говорит ни о чем, кроме самого себя, довольно быстро перешли к более амбициозным (и иногда более понятным) задачам, но меня достаточно впечатляет и масштаб этой. Я сомневаюсь, что она вообще достижима. По крайней мере понятно, что за чгугниевыми болванками в галерее современного искусства может стоять попытка миротворчества, ни в чем не уступающая, скажем, босховским интенциям. Просто контекст другой, порыв другой, материал другой.
И давление истории. Ужасное давление истории, просто пресс для прокатки металла. Когда-нибудь надо будет и об этом написать.

Рассказать про ready made? Это штука посильнее чугуниевых параллелепипедов:))

современное искусство, минимализм

Как я уже говорила, я глубоко убеждена, что изобразительное искусство не имеет прямого отношения к решению задачи "изобразить максимально похоже на реальность". Реалистичность и даже гипер-реалистичность могут быть своего рода побочным продуктом, но искусство не сводится к подражанию. Кстати, оно также никому не должно доставлять удовольствие (в смысле - может, но не обязано, и суждение "никакое это не искусство, потому что ужасная гадость, смотреть неприятно" - ну... не совсем уместно). Искусство - это один из невербальных способов познания и невербальная коммуникативная практика.

Я, разумеется, не претендую на оригинальность в этом своем убеждении:) Да и не с потолка оно на меня свалилось. Просто если уж отвечать - так за свои слова, а не на дядю валить:)

Поэтому любая критика, сводящаяся к фикированию огрехов жизнеподобия, в принципе, на мой взгляд, неадекватна. Это как критиковать симфонию за то, что в ней не расслышать, как птички поют и ветер шумит. То есть, конечно, любое высказывание, и в том числе любое произведение можно оценивать с позиции "нравится"-"не нравится", но "не нравится"/"не похоже" - это не критерий включения или выключения объекта из поля искусства.

Одной из прикладной задач искусствоведения (и искусствоведа), кстати, я считаю обучение ширнармасс языку визуального искусства... и нет, эта задача не имеет вообще ничего общего с пересказом биографии художника, описанием основных особенностей того или иного стиля, иконологической дешифровкой и дебильными нарративными комментариями типа "на картине "Мишки в лесу" мы видим мишек, и они в лесу".

Но иногда бывают такие, знаете, случаи, когда прямо руки опускаются, и начинаешь остро ощущать пределы своих познавательных способностей (а также немного пределы человеколюбия:)

Типа инсталляции Ларри Белла, скажем.



Или Дональда Джадда.



Это я не каких-нибудь маргиналов показываю, это титаны и идеологи минимализма, о стоимости работ которых лучше вообще даже не задумываться.А ведь бывают сочинители и похуже, типа концептуалистов...

Меня в таких случаях накрывает страшный когнитивный диссонанс: как человек порядочный, я не могу с ходу отказать подобным творениям в осмысленности (люди делали, старались:), но, как человек, трагически неспособный к искреннему самообману, я не могу не признать, что для меня это какая-то непонятная фигня.

И, главное, я же понимаю, что я ее не понимаю, скорее всего, не потому, что автор умственно недалек (хотя такую вероятность никогда нельзя упускать из виду:), в конце концов, кто-то же от веку занимается и созданием плохого, очень плохого искусства), а потому, что я не владею языком. Это обидно. Ключик найти хочется. В конце концов, общение (а мы помним, что по моему убеждению искусство - это способ невербальной коммуникации) с современниками - это немного не то же самое, что общение с людьми, которых ты никогда до конца не поймешь в силу безвозвратной утери контекста.

Другой вопрос, что не со всеми незнакомцами стоит разговаривать. Но это уж как водится.

Очаровавшись рассуждениями Диди-Юбермана о Варбурге, а также убившись о попытки понять, что именно он хотел сказать в переводе на английский французского оригинала, я очень обрадовалась, найдя перевод его сборника на русский. Я же не знала, что это коллекция эссэ о философии минимализма. Написанных французским философом с искусствоведческим уклоном.

Нет, после Дерриды меня ничто не может удивить, но блин... Укачивает страшно. И гипнотизирует. Нырнешь в строки, скользишь под водой, слушаешь звуки биения собственной крови в ушах - вроде, течешь за мыслью автора... Отрываешь взгляд от страницы - божи, о чем был последний абзац?? И так 150 разворотов.

Но! В какой-то момент я поняла смысл минималистического искусства! И это был прямо прорыв! Даже если это одна мысль из сотни, которую я смогла усвоить, это все равно большая добыча:) Обязательно поделюсь в следующих сериях;)

Nov. 30th, 2016

Художник извне и изнутри

Аракадий Ипполитов. Якопо да Понтормо. Художник извне и изнутри.
Ниже следует развернутый рассказ о том, почему, на мой взгляд, эта книга стоит прочтения.

Я начну с двух подводок издаля, но не бойтесь, они сойдутся в нужном месте.

Итак.

Среди многих моих недостатков есть довольно существенный: я не запоминаю информацию, которую мне было не к чему приложить. Если есть контекст, понимание связи с уже известными фактами, ясна применимость или информация сразу идет в ход - другое дело, но вот просто взять и выучить некий объем абстрактных данных - увы мне.

Read more...Collapse )

Nov. 28th, 2016

феномен Айседоры Дункан

По долгу службы (точнее - из академической добросовестности; служба от меня таких долгов пока не требует, по счастью) прочитала автобиографию Айседоры Дункан. Читала запоем, не отрываясь, проглотила за несколько часов.

О, нет, не потому, что она мне как-то особенно понравилась.

Между прочим, мой личный хит-парад автобиографий устойчиво возглавляет автобиография Агаты Кристи, очень рекомендую.

Я просто неистово жаждала того момента, когда я все пойму, проникнусь и смогу хотя бы сама себе ответить на вопрос, который во всей своей неотвратимости встанет перед любой жертвой этого сочинения:

Read more...Collapse )

Nov. 24th, 2016

ebook

эволюционная теория красоты

С интересом слушала в ожидании прозрения, иии!.... И нет его:)
Классический случай "опрокидывания" понятной причинно-следственной связи в исторический контекст - для меня бесполезное имеет смысл только если красивое, значит и для итальянского мельника тоже это универсальное объяснение. Опасная штука, ложный друг историка.

Но вообще финальный вывод имеет право на существование, если только не воспринимать его слишком всерьез. Как говорится, "хорошая теория, многое объясняет" (с) :))

Nov. 20th, 2016

Зала Гигантов в Палаццо дель Те


Палаццо дель Те, или Палаццо Те — загородная вилла мантуанского маркиза Федерико II Гонзага в окрестностях Мантуи. Построено за 18 месяцев в 1524—1525 годах по проекту Джулио Романо, после чего залы палаццо на протяжении 10 лет расписывалась самим Романо и его учениками. Представляет собой яркий образчик искусства маньеризма.

картинки и интригаCollapse )

Nov. 19th, 2016

Rembrandt's reading: the artist's bookshelf of ancient poetry and history

Есть некоторый набор убеждений, или, скорее, точек зрения на изобразительное искусство, которые, во-первых, кажутся вполне естественными для человека, от этого самого искусства далекого, а во-вторых, являются вполне закономерным результатом того, что можно было бы назвать "средним общим образованием в области искусства" (включает малый обязательный набор школьных экскурсий, коллекцию иллюстраций руки каких-нибудь мастеров, знакомство с Васей/Машей, который/ая "круто умеет рисовать" и - в наше время - серию демотиваторов из картин классиков и средневековых маргиналий).

замечание на поляхCollapse )

В общем, это вполне нормальный набор убеждений. Откуда бы взяться другому. Но я, натужно карабкаясь на другую сторону баррикад, обнаруживаю там целый новый мир, не целиком состоящий из музейных женских зомби, одуревших от постоянного переливания из пустого в порожнее, и ярких-звонких хипстеров-кураторов, не меньше одуревших от необходимости не только что-нибудь куда-нибудь переливать, но и генерировать смыслы из говна и палок, прстихоссподи, причем хорошо если не буквально, а то были случаи в нашем уезде...

Кстати, хочу заметить, что не все работники музеев - одуревшие зомби, и далеко не все кураторы высасывают смыслы из полного их отсутствия. Просто дурные-опухшие чаще бульбулирует на фронт-энде и принимают на себя удар контакта с публикой, а тем, кто занимается действительно осмысленной работой, не так уж интересно постоянно дискутировать с носителями нормального набора убеждений. Не все имеют просветительские амбиции, таланты в этой области да и банально силы и желания. Что, кстати, не только для искусствоведения характерно. Вот и случается перекос образа.

А вот у меня, хотя я вообще из джуниоров обоже меня кто-то укусил, с просветительскими амбициями все в порядке:) Поэтому я буду рассказывать.

много. но интересно.Collapse )

Nov. 15th, 2016

cow

улитковая парадигма

В представлении сферического человека в вакууме искусствовед - такой специально обученный человек, который определяет художника по картине, картину по художнику, и в любой момент времени может произвести (устно или письменно) текст навроде "противопоставление усиливается благодаря пространственной паузе между персонажами, перерезанной обрамлением фрески, и наклону, приданному телу старца и фигуре пастуха".

Сферический человек в вакууме, травмированный в детстве или юности обязательным посещением музея в сопровождении обязательной заунывной тетушки, заслышав знакомые ноты мгновенно впадает в энергосберегающую кому, и кто его за это осудит.

На самом деле искусствоведение нынче в междисциплинарном порыве разрослось исключительно, и перечисленными компетенциями отнюдь не исчерпывается, а вот навык определения авторства на глаз из популяции искусствоведов, напротив, вымывается. И дело не в том, что утрачиваются тайны истинного мастерства - утрачивается доверие системе доказательств, построенной только и исключительно на мнении человека, пусть даже очень, очень образованного человека. В ход идут обязательные инструментальные экспрертизы, анализы того, сего, пятого, десятого... какой уж тут глаз...

Но, собственно, я не об этом. Я говорю, классический искусствовед-знаток модели, скажем, Бернарда Беренсона - это явление рубежа 19-20 вв. и в качестве современного экземпляра этот образ несколько... мгм... анахроничен, хотя, конечно, очень обаятелен (кстати, используя слэнговое "конносёр" можно прикинуться своим в среде диких искусствоведов:)

Карло Гинзбург, который тоже очень обаятелен, однажды написал статью "Приметы. Уликовая парадигма и ее корни", в которой разобрал любопытный случай знаточеской инвенции некоего Морелли в историческом, так сказать, контексте. Эта инвенция в свое время сотрясла мир "классических" знатоков, отличающих мутного Тициана от мутного Джорджоне на вкус и запах, и была основательно взята на вооружение (после того как атланты потоптали автора, конечно, но тут уж как водится:)

Общий и вполне достаточный пересказ статьи можно прочитать тут, неплохой критический разбор есть здесь, а вообще я смело могу порекомендовать прочесть оригинал, который в русском переводе включен в торрентодоступный сборник статей Гинзбурга "Мифы - эмблемы - приметы: Морфология и история". Любопытная история, мягко и нетравматично расширяющая горизонты познания:)

Суть инвенции заключалась в следующей идее: чтобы определить авторство картины (напомню, речь идет о периоде доинструментального установления авторства, почти исключительно на глаз), нужно сосредоточить внимание не на ярких центральных элементах изображения, а на второстепенных, поскольку именно второстепенные детали художник, скорее всего, изображал автоматически, наиболее привычным для него способом, в то время как при работе над наиболее важными - скажем, лицами - он мог экспериментировать с техникой ради достижения наилучшего эффекта, копировать более модного коллегу или просто случайно прыгнуть выше головы. Мало ли что. В качестве второстепенных элементов Морелли предлагал к рассмотрению, в частности, форму ладони или ушной раковины.

Вот так:



Насколько я помню, Морелли даже предложил целую линейку образцов ушей для сравнения и установления авторства.

В общем, о судьбе этой идеи можно прочитать в первоисточнике, а после статьи Гинзбурга в русскоязычном искусствоведении прочно обосновался термин "уликовая парадигма", обозначающий вот это самое - установление авторства по малозначащим характерным деталям (уликам).

То есть как. У всех нормальных людей обосновался термин "уликовая парадигма", а у меня обосновался термин "улитковая парадигма", потому что у всякого уха, обилие которых в инвенции Морелли меня так впечатлило, есть передний отдел перепончатого лабиринта внутреннего уха, также известный как улитка, пропади она пропадом.

... и рано или поздно наступит момент, когда я в торжественном собрании в случайно наступившей тишине громко брякну свою "улитковую парадигму", и тут-то меня и выгонят из приличного общества, хоть я сто раз потом повторю "конносёр-конносёр-конносёр"...

Oct. 31st, 2016

Диди-Юберман о симптомальной парадигме Варбурга

Человек, у которого закипает мозг и от французских научно-исследовательских сочинений, и от философов, не должен пытаться читать английский перевод эссэ французского философа, посвященного неочевидным основам исследовательской парадигмы немецкого ученого, который, в свою очередь, мыслил так ясно и писал так емко, что вот уже почти сто лет сообщество бьется друг с другом и об стену в попытках понять, что конкретно он имел ввиду. Особенно с учетом того, что французы и немцы делают со словами, как здорово это поддается переложению на английский, и как я лично люблю качаться на волнах словесного потока автора.

Этим можно было бы и ограничить мой емкий отзыв на статью Диди-Юбермана "Dialektik des Monstrums: Aby Warburg and the symptom paradigm" [1].

Кой черт понес меня на эти галеры?

Да нет, я помню.

Все началось в Венеции. Что поделать. Многое началось в Венеции, и это тоже.

Read more...Collapse )